INTERPRESSA



Последние записи

ПЁТР ПЕРВЫЙ — ПЁТР ВЕЛИКИЙ!

Станислав Хлебовский: Ассамблея при Петре I, фрагмент картины.В российской истории было несколько переломных эпох, кардинально изменявших судьбу нации. Каждая из них ассоциируется с той или иной выдающейся личностью, оказавшей особое влияние на ход времен. Но в ряду великих особо выделяется Петр Романов, «мореплаватель и плотник», преобразователь России.
Мощный импульс, заданный им, позволил Российской Империи полтора века двигаться от одного триумфа к другому, раздвигая границы страны и одолевая врагов — при том, не меняя основ своего общественного и государственного устроения.
В начале ХXI века Россия столкнулась со многими проблемами, в которых можно разглядеть логические связи с исторической проблематикой рубежа XVII-XVIII веков. Опять, как и в петровские времена необходимо преобразовывать все и вся в укладе российской жизни. Опять надо радикально реформировать армию и государственный аппарат в соответствии с требованиями времени. И опять ключевой задачей становится поиск выхода в Европу.

ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ — ЕКАТЕРИНА ВЕЛИКАЯ!

Катенька. Екатерининская эпоха ознаменовалась максимальным закрепощением крестьян и всесторонним расширением привилегий дворянства. При Екатерине Великой границы Российской империи были значительно раздвинуты на запад и на юг (присоединение Новороссии, Крыма, отчасти Кавказа). Система государственного управления при Екатерине Второй впервые со времени Петра I была реформирована. В культурном отношении Россия окончательно вошла в число великих европейских держав, чему немало способствовала сама императрица, увлекавшаяся литературной деятельностью, собиравшая шедевры живописи и состоявшая в переписке с французскими просветителями. В целом политика Екатерины и её реформы вписываются в русло просвещённого абсолютизма XVIII века...Еще при жизни Екатерина II была названа Великой, и этот почетный титул сохранился за ней в официальной имперской историографии. Отношение российского и европейского общества к незауряднейшей государыне XVIII века было, однако, совершенно неоднозначным. Это вполне закономерно — в Екатерине, равно как и во всем облике екатерининской России, соединялись несовместимые черты: грех и добродетель, величие и низость, тонкость художественного вкуса и пошлость, разумная умеренность просвещенного европеизма и жестокий азиатский деспотизм.